strannik_haski (strannik_haski) wrote,
strannik_haski
strannik_haski

Category:

Из политзаключённых - в Нацгвардию

Оригинал взят у rudy_ogon в Из политзаключённых - в Нацгвардию
Оригинал взят у anatoli_dubnov в из полтизаключенных в Нацгвардию
Originally posted by senseisekai at из полтизаключенных в Нацгвардию

Бывший политзаключенный в Беларуси Василий Парфенков с декабря прошлого года воюет за независимую Украину. Он вышел на связь с корреспондентом Свабода Олегом Груздиловичем из Киева, куда заехал на несколько дней с фронта, и согласился на короткое интервью, которое затянулось на полчаса.



- Василий, прежде всего хочу спросить, не повредит тебе это интервью?

- Нет, бояться мне уже нечего. В Беларуси уже знают, что я здесь воюю, я уже засветился, и поэтому - задавайте вопросы.

- Где ты воюешь, в каком месте фронта, в котором соединения, который твой статус?

- Воюю в добровольческом батальоне ОУН - Организации украинских националистов. Должность моя - стрелок, воюем в деревне Пески, это под Донецком, рядом с аэропортом, который уже полностью уничтожен. Отбыл первую ротацию. Вернулся оттуда 14 февраля, у нас дают отдых 10-15 дней, кому как. Сегодня опять поеду на фронт. Выезжаем ночью из Киева.

- Почему ты пошел воевать? За что воюешь?


Украинцы и белорусы - братья, мы всегда были рядом, упомяните хотя бы из истории битву на Синих Водах, где мы дрались вместе с украинцами. А Россия - то, что она сейчас делает на востоке Украины, как минимум, неправильно. Кто-то называет эту войну АТО - антитеррористической операцией, но на самом деле это идет освободительная война против захватчиков. Поэтому я решил помочь своим украинским друзьям. У меня здесь много побратимов еще с первого Майдана, с Оранжевой революции. Два из них уже погибли в Иловайск котле. Вот решил поучаствовать, помочь, чем смогу.

- Приходилось уже тебе убивать?

- Нет. Как такого визуального контакта с противником у нас в Песках нет. Это село, оно полностью разбито, разбитые дома, все. Против нас больше работают «Град», артиллерией, Бывало, когда ночью подходили близко к нам, на бросок гранаты. Стреляли, но пока никого не убивал, не довелось.

- Ты этому рад?

- Как говорится, убить человека легко, но как потом с этим жить всю жизнь? Это очень трудно. Но, в принципе, я и на это готов, это же война. Если придется, то буду стрелять и убивать. Если не ты, то тебя. А как иначе? Но я доволен, что пока это делать не пришлось.

- Как ты оцениваешь состояние украинского войска? Почему они терпят поражение за поражением? Правдивы разговоры о продажности высших военных?

- Знаете, такое может быть. Кадровое украинское войско не понятно, чего оно добивается. Иногда может действительно сложиться впечатление, что их руководители специально «сливают» ситуацию. Ведь вот есть перемирие, а по нам лупят и «Град», и артиллерией. Но украинские армейцы на это никак не отвечают - мол, у них приказ. А добровольческие батальоны в этом смысле более гибкие, свободные. Мы, если что, можем и бросить этот автомат и пойти домой. Но мы стояли на своих позициях и будем стоять. Ведь если не мы, то кто?

А что касается поражений, то не скажу, что боеспособность украинских чаще низкая. Тот же Иловайск котел состоялся, полагаю, из-за неспособности военного руководства. Ведь если ребята заходили в Иловайск, город уже с трех сторон был в окружении. Туда загнали большую группировку войск, их там окружили и отрубили, а когда это стало понятно, руководители начали договариваться с русскими о коридоре. Хотя я не понимаю, какие соглашения могут быть с террористами. И вот когда они выходили этом коридором, то как раз там и были самые большие потери - их просто расстреливали из танков, с «Градов» и всего остального.

- Что можешь рассказать о другой стороне конфликта? Что это за люди? Кого больше - российских наемников или местных? Есть ли кавказцы? Приходилось с кем общаться? Брать в плен? Что они говорят?

- Основная часть, которая против нас воюет в Песках, - это часть полевого командира Мотаролы. И еще группа Гиви, но она больше специализируется на диверсиях, на разведке. Закладывают фугасы, растяжки ставят. А у Мотаролы есть все - и кавказцы, и кадыравцы, и россияне. Кстати, вот за два дня до моей ротации наши взяли в плен белоруса. Задержали двух сепаратистов, и один из них был из Молодечно, я краем глаза видел его паспорт. Но я не успел с ним поговорить, потому что стоял на посту, а когда освободился и пришел в штаб, его уже СБУ забрала. Еще знаю, что там на стороне террористов воюет некий белорусский спецназовец - это якобы он, когда отбили аэропорт, вывесил там флаг ДНР.

Хватает и местных, но они в основном не бойцы. Их сейчас мобилизуют под угрозой расстрела, а воевать они не хотят. Вот ребята рассказывали, что еще когда аэропорт был наш, там стоял ДНР-овский блок-пост. Их, конечно, можно было физически уничтожить, но пришлют других. И когда наши менялись на ротацию, то договорились и ездили через тот блок-пост, а те никому не сообщали, не стреляли. Наши на этот блок-пост передавали пищу, воду, так как у них там ничего не было. Просто стояли три человека с автоматами - и все. Этот блок-пост и сейчас действует, но аэропорт уже не под нашим контролем, поэтому из наших уже никто туда не ездит.

- А правда, что на Донбассе открыли колонии и много уголовников записалась в их войско?

- Хватает там действительно и уголовников, и наркоманов, различных хватает.

- А у вас такие есть?

- У нас если такие появляются, то с течением времени они начинают себя проявлять. Алкоголем увлекаются. Таких сразу выгоняют из батальона домой.

- Сколько встречал там белорусов?

- На нашей стороне белорусов воюет еще человек 6 в «Правым секторе», а в нашем батальоне я единственный. Знаю, что все живы, здоровы. Это в Песках. Но есть еще белорусы в других батальонах, в «Айдаре», в «Донбассе». Знаю, Лев такой воюет в «Донбассе», он тоже живой. Вот вчера встречался на Майдане с ребятами оттуда, говорят о нём, что с ним все хорошо.

- Какие у вас потери за время войны?

- За время войны в нашем батальоне был только один «двухсотый» - то есть убит. В основном - «трехсотые», это раненый. Там в Песках такая война - в основном сепаратисты воюют артиллерией, ну, по ночам стреляют снайперы, но они стреляют, особо ничего не видя, держат в напряжении, и всё.

- Зачем защищают эту деревню Пески под аэропортом, который полностью разрушен?

- Дело уже не в аэропорту. Это стратегический пункт. Оттуда можно развить хороший плацдарм для наступления на Донецк.

- Видел своими глазами наблюдателей из ОБСЕ? Что на передовой говорят об их миссию?

- ОБСЕ лично не видел и не могу сказать, полезна их миссия. Если взять ситуацию в Дебальцево, то вряд ли можно говорить о пользе. Якобы уже договорились о перемирии, об отводе войск, там было ОБСЕ, но все равно сепаратисты практически непрерывно вели огонь по Дебальцево. Там было очень трудно, было много потерь у украинцев. Россиян, когда штурмовали город, также много положили - украинская артиллерия хорошо поработала. Это мне рассказывали ребята, которые там непосредственно были, что россияне много потеряли и в технике, и в живой силе.

- Как вообще оцениваешь участие Европы и США? Нужно, чтобы США дали оружие?

- Здесь, насколько я в курсе, хотят, чтобы вошли миротворцы ООН. Что Россия, если ее признают страной-агрессором, потеряет право голоса в Совете безопасности ООН, и тогда можно будет говорить о реальной помощью. А пока какая помощь от Европы, от США? Да, они помогают теплыми вещами, некоторой амуницией, бронежилетами, но оружия же не дают. А хотелось бы. Вот сепаратисты строят повсюду усилены районы, льют бетонную плиту, которые выдерживают наши снаряды. А в американцев есть оружие, которое их может пробить.

- Как сейчас относятся к Порошенко? У него после избрания был высокий рейтинг, сейчас многие якобы в нем разочаровался. Это так?

- Да. Так и есть. Он себя достаточно скомпрометировать этими договорами. Но тут есть еще и экономический фактор, ведь гривна падает каждый день. Вчера была 30 за доллар, а сегодня может быть 35. Люди беднеют, терпят, поэтому рейтинг власти действительно снизился. Вот когда была годовщина Майдана 21 февраля и Порошенко пришел на Майдан с иностранными делегациями, то его там освистали.

- Якобы обе стороны начали отводить тяжелое вооружение. А как думаешь, это настоящее перемирие или просто перегруппировка для нового наступления? Например, на Мориуполь?

- Скажу так, что в Песках они ничего не отвели. Вчера звонил нашим в Пески, они говорят, что три дня кроют «Град», ночью светло, как днем, что невозможно даже сходить за водой. Сидят в подвалах, носа не высунешь на улицу. Вот такое перемирие. А с нашей стороны, говорят, так, украинская артиллерия не стреляет.

- Возможно, что россияне пойдут на Мориуполь, чтобы пробить коридор в Крым?

- В принципе, это возможно, что попробуют, так как коридор им нужен, Крым невозможно без его обеспечивать. Но не думаю, что для этого в сепаратистов хватит сил, если только Россия не введет регулярные части, как это было в сентябре. В таком случае могут и прорваться. А еще не стоит забывать о Лукашенко, который является российской марионеткой. И что на территории Беларуси стоят российские военные базы. Если Путин решится наконец на настоящую войну, он вполне может приказать Лукашенко дать коридор через Беларусь. И тот даст, куда денется. Но полностью Украину им не захватить И не подчинить.

- А что говорят украинцы о позиции Лукашенко? Он все же откровенно не сдал Украину?

- Нет, здесь многие не верит Лукашенко. Мы рассказываем братьям-украинцам, кто такой Лукашенко, что его слову нельзя верить.

- Платят ли тебе за войну какие-то деньги?

- Нет, нам в добровольческом батальоне ничего не платят. Так по нашему уставу. Мы воюем на за медали, не по должности или деньги, а за свободную Украину.

- Но вот ты приехал в Киев, живешь некоторое время в большом городе. За чей счет?

- Есть волонтерской поддержка, деньгами немного могут помочь, если куда поехать, коли нужно. Но зарплаты ежемесячной, как принято, никакой нет. Здесь на волонтёрах многое держится, да фактически вся война на них. Они привозят еду, амуницию, даже какое-то оружие, одежда, спальники. Они делают даже больше, чем армейские службы.

- Какую драматическую историю со своей боевой службы можешь вспомнить?

- Там каждый день происходит какая-либо драматическая история, ведь если ранило человека, на это больно смотреть. Даже ужасно. Каждый человек у нас на счету, очень трудно там держаться, мы там с трех сторон в окружении. Вполне возможно, что и Пески скоро станут котлом. Но делаем все, чтобы этого не допустить, держимся.

- Хотел бы что сам добавить?

- Кажется, все переговорили. Поэтому просто хотел бы передать всем, кто меня знает и меня в свое время поддерживал, что я жив, что у меня все нормально. И еще пожелать белорусам, чтобы они все-таки начали и себя чувствовать народом. Пора уже менять что-то и в нашей стране. Конечно, не хотелось бы, чтобы это происходило, как происходит в Украине, через войну, с кровью и жертвами. И хочу сказать белорусам, чтобы они не боялись отстаивать свои права. Свое право быть единым народом.

Во время отдыха Василий Парфенков посетил Львов, где у него жена и маленький сын, который родился, когда папу держали в колонии в Горках за нарушения правил превентивного надзора. Этот надзор был наложен на активиста Василия Парфенкова после помилования от 4-летнего срока заключения за Плошчу.
оригинал
перевод с беларуского мой (гугль-транслейту таксама дзякую)
===========================================================
Из всех сопредельных стран и народов только чеченцы и беларусы достаточно прнедставлены по обе стороны фронта. Если с чеченцами понятно, у них даыно эта катавасия - то для беларусов это пракитчески "гражданская война на территории сопредельной страны" - беларусы убивают беларусов.


Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments